Император верил (вслед за совре-
менными ему теоретиками государ-
ственного управления), что можно
так детально прописать действия
во
всевозможных
ситуациях,
что
самоуправству,
злоупотреблениям
и даже глупости места не останется.
В России начинают вводить описа-
ния должностных обязанностей, где
действия чиновника прописаны на
все случаи жизни, не оставляя ему
никакого пространства для самосто-
ятельности. Добиться полной регла-
ментации, конечно, не удается, тем
более что Петр не ограничивался
чиновниками: царь стремился пере-
строить жизнь всех своих подданных.
Его беспокоит не только беспорядок в
кладбищенских делах: «Во всем рос-
сийском государстве восковые свечи
делать таким образом, чтобы каждая
свеча имела нижнюю толстоту против
верхней вдвое.
.. а длина б была про-
тив нижней толстоты впятеро». Указ
звучит сегодня комично: разве мож-
но уследить за производством свечей
«во всем российском государстве».
На самом-то деле мера предлагается
вполне осмысленная — Петр надеет-
ся, что низкие конические свечи будут
более устойчивыми, нежели тонкие
цилиндрические, а значит, меньше
будет пожаров.
И все же император заходит со
своими новациями в тупик: его регла-
менты не работают, причем чем они
подробнее и всеохватнее, тем меньше
вероятность, что они исполняются.
На первое место выходит проблема
контроля: Петр пытается разделить
исполнительные и контролирующие
функции, вводит должности «генерал-
рекетмейстера» (принимал от имени
императора жалобы на злоупотреб-
ления
чиновников),
«генерал-про-
курора» (в Сенате), «прокуроров»
в коллегиях и провинциях, держит
армию фискалов. По всей стране
скачут уполномоченные гвардейцы-
ревизоры. Но чем больше сфер жизни
пытается регламентировать Петр, тем
больше нарушений находят ревизоры,
а значит, тем больше он недоволен
своими подданными, и тем больше
нужно новых указов. Образуется замк-
нутый круг.
В результате деятельность Петра
неизбежно вступает в противоречие
с самой идеологией царствования, со
сверхзадачей преобразований. Петр
пытается создать государственную
организацию, которая работала бы
без него как машина
Но столкнув-
шись с сопротивлением или просто
с отсутствием энтузиазма, Петр по-
стоянно включает режим «ручного
управления», вмешивается в течение
им же самим регламентированных
управленческих процессов. Как пишет
Линдси Хьюз, у него складывается фи-
лософия «делай все сам», коренивша-
яся «в неверии в способности других
людей хорошо делать свое дело и в
увеличившейся к концу жизни боязни
предательств и тайных происков».
Формируется система, где все завя-
зано на царя, где его вмешательство
в технические вопросы пошива сол-
датских штанов или закупки строй-
материалов становится нормой, а не
исключением. Э
1
а модель, разумеет-
ся, воспроизводится на всех ступенях
иерархии, и благонамеренные поло-
жения регламентов, предполагавшие
hbr-russia.ru I Июнь — июль 2008
Harvard Business Review — Россия 123
предыдущая страница 123 Harvard Business Review Russian 2008.06 читать онлайн следующая страница 125 Harvard Business Review Russian 2008.06 читать онлайн Домой Выключить/включить текст