книг л
РУССКИЙ
Я ЗЫ К
/
/
/
/ / / / / /
7 Ш
1
л
Улица корчится
безъязыкая
ш Евгения Чернозатонская
Максим Кронгауз. Русский язык
на грани нервного срыва. М.: Языки
славянских культур: Знак, 2007.
Русский язык нас всех объеди-
няет, но если кто-то говорит
не так. как мы, это может стать
сильнейш им раздражителем.
Поэтому владение литератур-
ной нормой - - серьезное пре-
имущ ество в ж изни и в бизнесе.
В чем различие между экономикой
и лингвистикой? Правильно, по первой
присуждают Нобелевскую премию,
а по второй — нет. Значит ли это, что
лингвистическая ьауха попроще и ее
адепты пока «не дослужились»?
Вряд ли. Попробуйте почитать книгу
по теории языка, и вы со второго абза-
ца почувствуете, что вся эта морфоно-
логия с синтаксисом и глоссематика с
компаративистикой — материя медля
дюжинных умов. Механизмы, дейст-
вующие в естес гаечном человеческом
языке, ничуть не проще экономических,
но, что удивительно, гораздо универ-
сальнее. Возьмем, скажем, такое пра-
вило: в предложении с местоимением
никто
обязательно есть отрицатель-
ная частица
не.
Оно верно на всем
огромном русскоязычном простран-
стве. Из русских
никто не
ошибется,
а вот иностранцам трудно, например
если в их родном языке в предложении
может быть только одно отрицание.
Более того, лет шестьсот назад говори-
ли и так и сяк —
Никто не ошибется
и
Никто ошибется.
— то есть норма ко-
лебалась, и лишь затем язык утвердил-
ся в выборе. Законы вроде этого дети
усваивают годам к трем. Иное дело
экономика: даже самые простые ее
правила в состоянии применить дале-
ко не каждый экоюмически активный
субъект. Языковая норма в целом не-
обычайно устойчива, но большинство
из нас почему-то крайне нетерпимо
к малейшим «отклонениям»: кого-то
коробиг от одобрительного
кул!,
а кто-
то не переносит заумных слов вроде
дифференциация.
Похоже, в язык, как
в систему ПВО, встроена функция рас-
познавания «свой — чужой». Поэтому
родной язык не только объединяет нас,
но и отчасти разделяет на
сословия.
Представители разных слоев мало
пересекаются друг с другом и в жизни,
и в делах, но если по каким-то причи-
нам становятся партнерами — куль-
турный шок практически неизбежен.
Впрочем, в вопросах языка (да и в
любых других вопросах) люди делятся
на либералов и алармистов (они кри-
чат на всех углах, что грамотных лю-
дей становится все меньше). Степень
языковой толерантности неодинако-
ва у разных культур. Скажем, францу-
зы удивительно трепетно относятся
к своему языку. Для них просторечие и
акцент могут стать причиной исключе-
ния человека из определенного круга,
а вот американцы, наоборот, абсолют-
но терпимы к различиям и ошибкам,
Название книги Максима Кронга-
уза «Русский язык на грани нервного
срыва»
заставляет
предположить,
что автор скорее алармист, нежели
либерал — и это показалось мне
странным. Дело в том, что языковеды
(а Кронгауз— доктор филологических
наук, директор Института лингвистики
102
Нлплт! Вимпс«
России
предыдущая страница 101 Harvard Business Review Russian 2008.04 читать онлайн следующая страница 103 Harvard Business Review Russian 2008.04 читать онлайн Домой Выключить/включить текст