К Н И Г А > О лигархи м инувш его
рабочего движения: купцы, некогда
гордившиеся «отеческим» отношени-
ем к своим работникам, в массе своей
не видели другого ответа на стачки
и забастовки, кроме казачьих нагаек.
Предпринимательский класс не смог
стать политической силой потому, что
слишком зависел от государства.
Это не означает, разумеется, что
среди
российских
предпринимате-
лей
не
было
передовых,
просве-
щенных людей, способных подняться
над узкокорпоративными интересами.
Эти герои Владимира Гакова — пред-
ставители новой породы, по мнению
историка Альфреда Рибера*,— пред-
принимательская верхушка, которая
как в экономическом, так и в культур-
ном смысле действительно смогла
выделиться из купеческой массы и
сформулировать достаточно ясное по-
нимание «экономического патриотиз-
ма» и собственной миссии. Например,
среди предпринимателей юга России,
интересы которых были тесно связаны
с тяжелой промышленностью и иност-
ранным капиталом, выдвинулся целый
ряд великолепных менеджеров миро-
вого уровня. Однако в целом говорить
об этих «новых» предпринимателях
как о классе или называть их «рус-
ской буржуазией» неверно, доказывал
Рибер. Просвещенные капиталисты
были раздроблены и малочисленны;
они не смогли создать единого поли-
тического
фронта,
объединившись
с массой купечества (оно, увы, остава-
лось в плену традиций), технической
интеллигенцией, земством.
Показательна в этом отношении
история «Общества для содействия
русской промышленности и торгов-
ле», учрежденного еще в 1867 году
союза российских промышленников
и
предпринимателей.
Основанное
при участии ведущих общественных
деятелей
и с
одобрения
властей,
включая тогдашнего министра фи-
нансов Рейтерна, общество получило
важнейшую привилегию — право
обращаться к правительству «по всем
вопросам промышленности и торгов-
ли» — и таким образом стало чем-то
вроде официального представителя
российского бизнеса в отношениях
с
властями.
Однако
полувековая
история тогдашнего РСПП — это ис-
тория безвестности, игнорирования
властями и собственной глубинной
недееспособности. Общество записало
на свой счет успешное лоббирование
некоторых мер, но, как покззывают
исследования, власти и без того соби-
рались реализовать все «принятые» от
него предложения. Добиться даже та-
кой простой вещи, как упрощение про-
цедуры регистрации компаний, обще-
ству не удалось, хотя существовавшую
практику признали устарелой еще в
1869 году. Правительству, правда, было
выгодно сохранить прежний порядок,
в частности, чтобы ограничивать евре-
ям и иностранцам доступ в бизнес.
Все это так, но и национализм,
и протекционизм были типичны в
конце XIX века для буржуазии всей
Европы. Более того, именно наци-
ональный
подъем
того
времени
в странах Центральной Европы стал
идеологической платформой, объ-
единившей предпринимательский
класс, интеллигенцию, чиновников,
мелких лавочников. Что же касается
тесных связей предпринимательского
класса с государством, то они тоже
были характерны для Центральной
Европы, и для Японии, и для многих
других «догоняющих», или. как мы бы
сегодня сказали, развивающихся стран.
И практически везде, от Германии до
Японии, этот тесный союз вылился
в появление авторитарных, милита-
ристских режимов и в итоге привел
к краху государства.
Присуща ли политическая слабость
предпринимательского класса и его
зависимость
от
государства
всем
«догоняющим» экономикам или же
существуют какие-то национальные
особенности российского предприни-
мательства? Исследование взглядов
и представлений предпринимателей
в России, Китае и Бразилии показало,
что во многом они схожи: например,
по своей преданности бизнесу или по
степени удовлетворенности своим по-
ложением «жизнь удалась» у 95% рос-
сийских бизнесменов; среди населения
в целом этот показатель составляет
лишь 74%. Но есть характерные раз-
личия. В России 56% предпринимате-
лей считают, что давать взятки иног-
да допустимо; в коммунистическом
Китае так думают 25% бизнесменов,
в Бразилии — всего 15%. И только в
России для предпринимателей полити-
ческие свободы менее важны, чем для
страны в целом: у нас любят свободу
49% предпринимателей и 61% населе-
ния в целом4. Что делать с подобными
настроениями, к сожалению, не расска-
жет ни один учебник истории.
(5
’ «/9/7».
М.: Издательская прог-
рамма
«
Интерроса», 2007.1 Thomas С.
Owen. «Capitalism and Politics in Russia:
A Social History o f the Moscow Merchants,
I85S— 1905
».
Cambridge and New York:
Cambridge University Press, 1981.
'
Alfred
J. Richer. «Merchants and Entrepreneurs in
Imperial Russia». Chapel Hill: University o f
North Carolina Press, 1982.4 Simeon Djankov,
Ymgyi Qian, Gerard Roland, Ekaterina
Zhuravskaya. «Entrepreneurship in Brazil,
China, and Russia». CEFIR Working Paper
N*66, July 2006.
Предпринимательский класс не смог
стать политической силой потому, что
слишком зависел от государства.
120
I la rv ja l ВмЧпе» Review Россия
предыдущая страница 123 Harvard Business Review Russian 2008.03 читать онлайн следующая страница 125 Harvard Business Review Russian 2008.03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст