и промышленников за возвышение
или понижение цен на предметы про-
довольствия или необходимой потреб-
ности». И в тот же день информация из
Баку: «Крупный спрос на нефть остает-
ся без покрытия, несмотря на усилен-
ные поиски легкой нефти в более круп-
ных количествах. Спрашивали и мазут,
но предложение отсутствовало. Нет
в продаже и керосина.
..» А 12 мая замет-
ка, опубликованная в «Современном
слове», говорит о фактических усло-
виях промышленности:«.
.. уже теперь
приходится оплачивать труд не за счет
доходов, а за счет основных капиталов,
которые будут израсходованы в крат-
кий срок, и тогда предприятия будут
ликвидированы», — жалуются про-
мышленники. В ответ министр труда
Скобелев призвал их до конца войны
«отказаться от прибыли в эту крити-
ческую минуту». Промышленники по-
слушались, но попросили государство
«вмешаться, чтобы урегулировать
взаимоотношения труда и капитала».
Ну а что последовало за этим, всем
известно.
..
Вопрос в том, почему так получилось.
Гаков подробно рассматривает самые
разные стороны жизни предпринима-
тельского класса, но почти ничего не
говорит об их политических пристрас-
тиях или политической деятельности.
И это не случайно: хотя отдельные пред-
приниматели, разумеется, участвовали
в политической жизни, капиталисты как
класс в предреволюционной России
так и не стали политической силой.
бизнеса последние десятилетия импе-
раторской России не сопровождались
повышением его политической роли.
Как показал американский историк
Томас Оуэи;, подробно изучавший мос-
ковское купечество, в середине XIX века
потрясение от поражения в Крымской
войне
привело
к
резкому
росту
популярности в этой среде радикаль-
ного славянофильс тва; эти настроения
быстро выродились в национализм
и ксенофобию. Изоляционистские на-
строения купцов вылились в активное
лоббирование курса на ускоренное
«национальное» промышленное раз-
витие с участием государства, которое
должно было прежде всего сохранить
высокие протекционистские тарифы
и убрать иностранный капитал из
стратегически
важного
железнодо-
рожного сектора. Как показывает Оуэн,
к 1880— 1890-м годам бизнес-интересы
московского купечества
полностью
зависели от тарифной защиты со
стороны правительства; и поэтому
купцы были враждебно настроены и к
либерализму в целом, и к требовани-
ям политических реформ в стране и в
первопрестольной. Их зависимость от
властей еще более усилилась с ростом
Март 200Н
119
предыдущая страница 122 Harvard Business Review Russian 2008.03 читать онлайн следующая страница 124 Harvard Business Review Russian 2008.03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст