Ч Е Л О В Е К С О С Т О Р О Н Ы • Как-ТО н е у д о б н о п о л уча е тся
В конце 1970*х— начале 1980-х
ста р ш и й с о тр у д н и к и н с ти тута
психологии РАН, доктор психоло-
гических наук Анатолий Костин
разрабатывал оборудование для
космонавтов, сейчас он проекти-
рует интерфейсы ком пью терны х
программ и сайтов. О том, почему
в создании коммерческого продук-
та должен участвовать инж енер-
ны й психолог, учены й рассказал
старшему редактору « IIВ к — Рос-
сия» Дм итрию Фалалееву.
Мало кто из простых людей
слышал про инженерную
психологию. Что это за наука?
Инженерная психология — погра-
ничная область между техникой
и психологией. Эта наука зароди-
лась в середине XX века. В 1950-х
произош ел резкий ска чо к в раз-
витии те хн и ки : появились реак-
тивная авиация, ко см о н а вти ка ,
слож нейш ие пром ы ш ленны е ус-
тановки. И тут же резко возросло
количество человеческих ош ибок
при управлении техникой. Н еко-
торые из них приводили к серьез-
ным, а иногда даже трагическим
последствиям. Раньше к ошибкам
относились просто: всегда виноват
человек — недосмотрел, отвлекся,
неквалифицирован. Если жертв не
было, его наказывали и забывали
про инцидент. Пока аварии были
единичными, такой подход более
годился, но тут ошибки посыпались
как из рога изобилия. Наказывать
надо было всех — естесгвенно, это
было глупо. Стало понятно, что
природа ош ибок имеет неучтен-
н ую законом ерность: вин ой бы -
ла неприспособленность техники
к возможностям человека. Раньше
никто и не задавался целью делать
технику удобной, но теперь выбора
не оставалось. Так родилась эрго-
номика — наука о труде. А уже из
нее вышла инженерная психология,
изучающая взаимодействие чело-
века и техники.
Д мит рии Фалалеев
-
старший
редактор «НВЧ
Россия
» .
Раньше надо было делать технику
удобной для специалиста, сейчас —
для массового потребителя.
Смена объектов непринципиальна,
законом ерности остались пр е ж -
ними. Наука развивалась, и ее ре-
зультатами стали пользоваться не
только государственные, но и част-
ные производства. А в 1980-х годах
американцы ввели в обиход поня-
тие usability (раздел инженерной
психологии, занимающийся проб-
лемами создания компью терны х
интерф ейсов). П о-русски звучит
дико, но найти эквивалент пока
никто не смог: удобопользуемость,
удобство — все плохо. Так что поль-
зуемся английским термином.
Вы занимаетесь компьютерными
интерфейсами. Объясните, в чем
секрет успеха Apple? Macintosh —
одна из самых удобных систем.
Д ел о в уд а ч н о сти или неудач-
носги тех или иных решений. Вот
у M ic ro s o ft, п о м о и м представ-
лениям , одно из самых больш их
usability-подразделений. Так что
считать, будто об удобстве думают
только в A pple, неверно. П росто
многофункциональность, за кото-
рую борются крупные разработчи-
ки, — палка о двух концах. Многие
стремятся запихнуть в продукт как
можно больше опций. Но есть зако-
номерность: 90% людей испол
1
>зуют
возможности програм м ного обес-
печения на
10
%, про оставшиеся
90% ф ункций знаю т тол ько п р о -
двинутые пользователи, которых
м аксим ум 10%. О гром ное число
о п ц и й перегруж ает интерф ейс,
и пользователю , чтобы р еш и ть
тривиальную задачу, приходится
продираться сквозь дебри. О каком
удобстве туг может идти речь?!
Чем больше функций, тем сложнее
добиться usability?
Естественно. Сложность продукта
возрастает, ум н о ж а ю тся связи
м еж ду ф ун кц и я м и , стало быть,
увеличивается число возможных
незапланированных ситуаций. Все
это выливается на пользователя.
Ведь почему Apple добилась успе-
ха? Функциональность Мае «сжата»
до м иним ум а, на виду только те
о п ц и и , которы е нш ут в первую
очередь. У Мае очень незамыслова-
тый интерфейс — потому он и стал
популярным. По не стоит обвинять
юзабнлистов остальных ИТ-корпо-
раний — просто они проповедуют
другую философию. Они изначаль-
но нацелены на увеличение функ-
ций и усложнение продукта.
М ногоф ункциональный продукт
нельзя сделать простым?
В обш ем -то да. О дно из правил
usability гласит: лучше сделать не-
ско л ько отн о си те л ьно просты х
продуктов для разных групп поль-
зователей, чем о д и н сл о ж н ы й
и гром оздкий и потом адаптиро-
вать его. Все равно ведь каждому
не угодиш ь, а при узкой специа-
лизации продукт по крайней мере
становится понятным и удобным.
Какие еще правила есть
в usability?
Главный постулат один: идти не от
тех задач, которые ты придумыва-
ешь или в состоянии решить, а от
того, что ищет пользователь. Вывод
неоригинальный, но очень глубо-
кий. П роецирование интерфейса
долж но начинаться не с програм-
м ирования, как м ногие думаю т,
а с определения задач, которы е
предстоит решать пользователю,
с понимания того, в каких условиях
он работаете кем взаимодействует.
Это сценарий деятельности, его со-
ставление должно предшествовать
проектированию. Но в жизни часто
все п р о и схо д и т иначе: давайте
сделаем программу, чтобы в ней
было то-то и то-то. Хорошо, сдела-
ли, а как этим будут пользоваться
люди, никто не подумал. Проблема
в том, что готовый продукт невоз-
м ож но а д а п ти р о в а ть— кривой
дом проще сломать, чем чинить.
Это распространенная ошибка?
Пожалуй, самая типичная. Многие
заблуждаются, считая, что usability
44
Harvard Business Review 1Чхсня
предыдущая страница 43 Harvard Business Review Russian 2007.10 читать онлайн следующая страница 45 Harvard Business Review Russian 2007.10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст