Андрей Савельев,
президент страховой
группы PECO
А Л Є Н С Є Й
АнаНЬИН,
президент консалтинговой
группы -Борлас>
УЖЕСТОЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ 33
ВЗЯТКУ
В ОТрЫВС ОТ
ОСТаЛЬНЫХ
мер — ош ибочный путь. Учитывая нынешнее состо-
яние наш их правоохранительных органов, эта мера
ничего не даст. Посадят для примера «полтора взяточ-
ника», но на коррупцию в целом это не повлияет.
Сработают только экономические меры. Прогрессив-
ные госруководители сталкиваются с фундаменталь-
ной проблемой: вы пускники лучш их вузов не
ХОТЯТ
идти в госаппарат — очень низкие зарплаты и неясные
карьерные перспективы. 13 результате нет обновления,
освоения западного опыта, все застыло — остались
даже вытертые красные ковровые дорожки 15-летней
давности. Н ужно помнить: мы получаем ровно то, за
что заплатили. Пока мало платим госаппарату, он бу-
дет низкого качества, а чиновники будут сами решать
проблему доходов. Стимулов брать взятки станет мень-
ше, когда госслужащие смогут легально зарабатывать
миллионы долларов — столько получают у нас лучшие
управленцы. Мера непопулярная, учитывая сколько
людей в стране живет на уровне прожиточного мини-
мума, но если мы хотим, чтобы Россия стала богатой,
пойти на нее придется. Как платить такие деньги ог-
ромной армии чиновников? Нужно из пяти служащих
оставить одного, остальных — сократить. Разве сможет
один работать за пятерых? Сможет, если заодно будут
сокращены ф ункции государства. Упразднение чудо-
вищ ной зарегулированности ж изни всем пойдет на
пользу. Если отменить ненужные «госдействия», го
исчезнут общественно бесполезные чиновники и мы
сможем платить нормальные деньги эффективным
государственным управленцам.
К сожалению, пока что все эти соображения — из
области теории. Корпорация чиновников успеш но
защищает собственные интересы.
м е т о д b e s t p r a c t ic e
кажется мне очень уместным — мы,
консультанты, его часто используем. Другой вопрос,
что я бы расширил число примеров — возможно, есть
те, которые подойдут России больше, чем Сингапур
и Гонконг. Например, Швеция?
В российской традиции трактовки взяточничества
есгь интересный момент. Издавна явление как бы де-
лили на две разновидности: лихоимство и мздоимство.
Лихоимство — коррупция в самом неприглядном виде,
осуждаемое всеми преступление. Л мздоимство —
добровольная плата за услуги, которы е чи новни к
и так должен оказывать, благодарность. В допетровс-
кие времена чиновники только и жили на такие под-
ношения. С лихоимством все понятно: преступление
налицо, проблем с тем, кого и за что наказывать, нет.
С мздоимством сложнее — его не всегда м ож но оп-
ределить сразу. А бороться-то нуж но как раз с ним —
власти Гонконга, С ингапура и И талии им енно это
и делали. И, по-моему, главное, чем должны заняться
борцы со взяточниками, — создать такие законы и ус-
ловия, чтобы мздоимство автоматически становилось
лихоимством и человек, принимаю щ ий подношение,
превращался в преступника. Надо свести все к чет-
ким правилам, сделать наказание неизбежны м (но
не пересажав врачей и учителей за букет цветов или
коробку конфет). В то же время важно не переборщить
с законами. «Чем более коррумпировано государство,
тем больше в нем законов», — говорил Тацит. Чтобы
борьба была эффективной, нужно «включить» эконо-
мические механизмы — продвигать и больше платить
лучшим: чиновники должны зарабатывать легально.
Я понимаю, что эти меры потребуют долгих лет рабо-
ты, но как человек, сталкивавшийся с коррупционерами,
уверен: это необходимо и главное — возможно.
Октябрь 2007
27
предыдущая страница 26 Harvard Business Review Russian 2007.10 читать онлайн следующая страница 28 Harvard Business Review Russian 2007.10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст