К Н И Г А • М у д р о с ть
ТОЛПЫ
в ускорителе и привели к катастрофе.
Знать об этом в момент аварии никто
не мог — получается, биржа «угада-
ла» ее причину. Но рынки бывают не
только в бизнесе: Университет Айовы
учредил рынок политических фьючер-
сов (по сути, тотализатор, где делают
ставки на вероятность того или иного
исхода события). Из года в год универ-
ситет точнее любого соцопроса пред-
сказывает результаты выборов любого
уровня. Несколько лет назад Пентагон
попытался запустить рынок фьючер-
сов, чтобы все желающие могли де-
лать ставки на политические события
за рубежом, в основном на Ближнем
Востоке. Результаты коллективного
прогнозирования
предполагалось
использовать для корректировки го-
сударственной политики. Проверить
работоспособность идеи не удалось —
конгрессмены зарубили проект,сочтя,
что делать ставки на теракты или по-
кушения аморально.
Шуровьески
мастерски
синтези-
рует многочисленные исследования
и теории вроде модели динамики
группового поведения или функци-
онирования
рынков.
Применимы
ли они к политической жизни? Гово-
ря проще, эффективна ли демокра-
тия как способ выработки государ-
ственной политики? В России никогда
не верили в способность народа
управлять не то что государством, но
и своей жизнью. Еще современники
Екатерины II рассуждали о том, что
крепостное право — это, конечно,
зло, но отменять его рано: получив
свободу, мужики запьют или взбун-
туются.
Скептическое
отношение
к народной мудрости сохраняется
и сегодня: едва ли хотя бы один пред-
ставитель российской элиты всерьез
считает, что жизненно важные для
страны вопросы можно отдать на суд
рядовых граждан. Поданным нового
исследования ЦЭФИР: 50% росси-
ян считают, что государство должно
обеспечивать граждан работой; даже
среди самых молодых (моложе 24 лет)
подобной точки зрения придержива-
ется каждый третий. Более половины
россиян полагают, что ранее прива-
тизированные активы нужно нацио-
нализировать. И 72% самых молодых
(от 13 до 24 лет) граждан заявляют,
что цены на продукты питания долж-
но устанавливать государство. В бо-
лее старших возрастных группах так
считают девять из десяти опрошен-
ных. Действительно ли мы хотим, что-
бы эти люди определяли бюджетную
политику и судьбу Стабфонда?
Россияне, возможно, заблуждаются.
Но ведь если говорить об экономике,
то решения каждого отдельно взятого
инвестора никогда не бывают полно-
стью рациональными. Исследование
Паоло Сапиенцы. Луиджи Зингалеса
и Луиджи Гизо показывает, что в биз-
несе выбор определяется в том чис-
ле и культурой предков. Даже в аме-
риканской глубинке экономические
решения человека (стать предприни-
мателем или продать бизнес, инвес-
тировать или тратить) зависят от его
этнической или конфессиональной
принадлежности. Например, Южный
Иллинойс был заселен выходцами
из Германии и из штатов Новой Анг-
лии еще в середине XIX века, но раз-
личия в экономическом поведении
потомков обеих групп сохраняются
до сих пор. Нередки на рынке и мас-
совые заблуждения, в итоге мыльные
пузыри быстро лопаются и торжеству-
ют неумолимые экономические законы.
К сожалению, в политике массовое за-
блуждение может привести не только
к разорению неудачливых инвесторов,
но и к гораздо более серьезным по-
следствиям. Шуровьески, однако, счи-
тает, что альтернативы народовластию
нет и надежда на «просвещенную бю-
рократию» иллюзорна. «Довериться
изолированной, неизбираемой элите,
позволить ей принимать решения —
это неумная стратегия, ведь мы знаем
о динамике малых групп, шаблонном
мышлении и отсутствии разнороднос-
ти»,— пишет он. Чем больше власти
у одного человека в сложной ситуа-
ции, тем выше вероятность ошибки.
Главное преимущество открытых де-
централизованных систем — коллек-
тивного разума и народовластия — не
в том.чтоони позволяют точно угадать
вес быка или место гибели подлодки,
а в том, что они более гибкие. На при-
мере американской промышленнос-
ти 1970-х годов видно, что наличие
механизма противовесов (рынка и де-
мократии) само по себе не гаранти-
ровало оптимальных экономических
решений и не помешало Ford и СМ
превратиться в дряхлых динозавров.
Настоящей альтернативой советской
плановой экономике тогда стали не
они, а японская Toyota Motors с ее
методами управления и организации
производства. В известном смысле
СССР проиграл холодную войну имен-
но ей. Разница между СССР и США
состояла в том, что американская сис-
тема смогла быстро перенять новые
модели и адаптироваться. И рецептов
здесь нет: ученые пока так и не могут
сказать, почему в одних странах есть
гражданское общество и демократия,
а в других нет; их объяснения сводят-
ся к одному: «Так исторически сложи-
лось». «Создать децентрализованную
систему не так уж просто, — констати-
рует Шуровьески, — но еше труднее
ее поддерживать».
^
Едва ли хоть один представитель россий-
ской элиты считает, что важные для страны
вопросы можно отдать на суд ее граждан.
106
Harvard Business Review Россия
предыдущая страница 107 Harvard Business Review Russian 2007.10 читать онлайн следующая страница 109 Harvard Business Review Russian 2007.10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст