М о ж но ли заработать на науке?
П Е Р С П Е К Т И В Ы
фирму составляет около 53 млн. а макси-
мальный — около 520 млн. Однако для
разработки эфф ективного лекарства
необходима куда более внушительная
сумма: 5800 млн — 51 млрд.
Чтобы восполнить недостачу, био-
технологические фирмы выходят на
ры нки акций и создают стратегичес-
кие альянсы. II тут возникаю т новые
трудности.
Рынки акций не предназначены для
решения проблем предприятий, заня-
тых только научными исследованиями
п разработками, а именно такие ком-
пании и сосглвляют основу биотехно-
л о гического сектора. Эти ком пании
нельзя оценивать по их доходу, боль-
ш инство из них вообще ничего не за-
рабатываст. Чаше всего их стоимость
зависит от ведущихся там разработок.
Но поскольку исследования длятся го-
дами п всегда сопряжены со множест-
вом трудностей технического и ком-
мерческого
характера,
определить
стоимость компаний практически не-
возможно. Точных данны х и четких
стандартов описания и оценки нема-
териальных активов в целом и науч-
ны х разработок в частности просто
нс существует. Согласно общ еприня-
тым принципам бухгалтерского учета
(ГААП), ком пании нс обязаны сооб-
щать о своих научны х разработках,
и хотя биотехнологические и фарма-
цевтические компании должны отчи-
тываться о текущ их проектах, эти
требования слиш ком расплывчаты.
Например, ком пании сами решают,
насколько
подробно
рассказывать
о возможном терапевтическом приме-
нении продукта, о результатах клини-
ческих испытаний и планируемых ис-
следованиях. Без полной информации
даже самые сложные принципы оцен-
ки (метод реальных опционов и пря-
мое моделирование методом Монте-
Карло) нс покаж ут полной картины .
Перед инвесторами стоит и другая
проблема — правильно истолковать
опубликованные результаты клиничес-
ки х испытаний. Чаще всего компании
интерпретируют их на основе разных
критериеа Но даже если эти критерии
совпадают, ком пании обы чно расхо-
дятся к определении риска и поэтому
принимаю т разные решения относи-
тельно судьбы начатою проекта.
Чтобы восполнить нехватку инфор-
мации. государственные инвесторы об-
ратились к рынкам ноу-хау. Крупные
фармацевтические компании, с их шта-
том ученых и многолетним опытом ра-
боты. заключают сделки с биотехноло-
гическими фирмами, поскольку могут
оценить технические и коммерческие
перспективы подобных проектов. Зна-
чит. желание ком паний вроде Merck,
Novartis или Eli Lilly инвестировать в ту
или иную биотехнологическую фирму,
по идее, должно свидетельствовать о се
перспективности. Но это нс всегда так.
Зачастую фармацевтические компании
создают альянсы именно н тех облас-
тях. где у них недостаточно опыта.
Более того, часто они вкладывают в та-
кие альянсы огромные суммы, а взамен
практически ничего не получают или
же сами отказываются покупать лицен-
зии на лекарства, которые впоследст-
вии становятся хитами продаж.
А вот еще одно свидетельство несо-
вершенства системы превращения ин-
теллектуальной собственности в деньги.
Чаще всего долгосрочная рентабель-
ность инвестиций в биотехнологичес-
кой отрасли несоразмерна рискам. Хотя
у венчурных фондов было несколько
удачных лет, а акции отдельных био-
технологических компаний котирова-
лись очень высоко, средняя отдача ока-
залась слишком малой по сравнению
с рисками. В период с 1986 по 2002 год
средняя ежегодная норма прибыли
венчурных фондов составила 16,6%.
Анализ, проведенный коммерческим
банком B u rrill & Company, показал, что
инвестор, который с 1979 но 2000 гол
покупал бы акции первого выпуска
всех 340 биотехнологических компа-
ний и сохранил бы их до 2001 года
(или до тех пор когда эти компании
были куплены), получил бы средний
годовой доход в размере 15%.
Все это отчасти объясняет, почему
молодые биотехнологические компа-
нии часто отказываются от самых рис-
кованных проектов. Похоже, что инве-
сторы начинают действовать нее более
и более острожно.
Объединение различных дисциплин.
С появлением биотехнологической от-
расли возможности разработчиков но-
вых лекарств значительно расш ири-
лись. В середине 1970-Х годов все
исследования находились и ведении од-
ной дисциплины - медицинской хи -
мии. Сегодня ей пришлось отказаться
от этого приоритета и допустить на
свою территорию молекулярную и кле-
точную биологию, генетику, биоинфор-
матику. вычислительную и комбинатор-
ную химию , химию белка, генную
инженерию и высокопроизводитель-
ный скрининг. Конечно, новые техно-
логии открывают новые возможности,
но при этом они показывают лишь од-
ну деталь сложной головоломки. А ус-
пеш но вести поиск и разработку ле-
карств можно, лишь имея под рукой все
необходимые детали. Поэтому, чтобы
реализовать потенциал биотехноло-
гии. нужно объединить различные на-
учные. технические и функциональные
дисциплины.
Создание новых лекарств - не един-
ственная сфера, которая требует инте-
гр а ц и и Научные разработки практи-
чески в любой области подразумевают
решение самых разнообразных задач.
11 очень важно сделать гак. чтобы полу-
ченные результаты сложились в еди-
ное целое.
Иногда, например, при конструиро-
вании сложных систем — электронно-
го оборудования, автомобилей, пр о -
граммного обеспечения, авиационной
те хн и ки и ТЯ — крупную проблему
можно разбить на несколько относи-
тельно независимых «мини-проблем»,
реш ить их но отдельности и вновь
о б ъ е д и н и т Подобная модульность
Биотехнология по-прежнему считается
развивающейся отраслью. Коммерческий успех
некоторых компаний — исключение из правил.
Н«ябрь 2006
ю з
предыдущая страница 105 Harvard Business Review Russian 2006.11 читать онлайн следующая страница 107 Harvard Business Review Russian 2006.11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст