и жестокость. У некоторых народов раз-
решено убийство, например убийство
чести. Если мужчина-мусульманин по-
дозревает в неверности жену (только
подозревает!) он имеет право ее убить.
Где-то разрешено убивать женщину,
если она забеременела вне брака.
Такие убийства чести совершают сами
родители девушки. Судебная система
смот рит на подобные случаи снисхо-
дительно, и убийцу ожидает весьма
мягкое наказание. Библейские текс-
ты изобилуют примерами «узаконен-
ных» зверств, вспомним, например, ис-
требление жителей Иерихона Иисусом
Навином или маниакально вырезан-
ных Моисеем мадианитян, в том чис-
ле немощных, женщин и детей.
Мораль, как и другие обществен-
ные нормы, способствует взаимопо-
ниманию членов группы. Соблюдение
принятых установок повышает выжи-
ваемость человека. Стая (не только лю-
дей, но и любых других существ) более
боеспособна и защищена, чем одиноч-
ный боец. Поэтому для человека био-
логически важно быстро определить,
кто со мной, а кто против меня, кто за
всю группу, а кто — только за себя. Тут
и спасают почти мгновенные подсо-
знательные моральные оценки.
Исключительно полезное врожден-
ное свойство — умение распознавать
ложь. Даже очень маленькие дети спо-
собны выявлять обманщиков и оцени-
вают обман как негативное действие.
Вот, например, детей трех-четырех лет
просили оценить следующие ситуа-
ции. В первой мама велела малышу
надеть на улицу шапку, но тот отпра-
вился без шапки. В другой— он вышел
в шапке, но, когда мама не видела, снял
ее. В третий — вышел в шапке, но, пока
бегал, потерял ее. Дети признают, что
в первом и втором примере ребе-
нок поступил плохо. В первом слу-
чае они
распознали прямое нару-
шение наказа, во втором — обман,
а третьего малыша не стали крити-
ковать. Значит, уже совсем малень-
кие дети распознают «плохо — хо-
рошо» и отделяют результат дейст-
вия
от
средств
его
исполнения.
Кроме того, дети, даже двухлетние,
И н н а
Н р а а с т е н м а я и з в и л и н а
обладают
самыми
примитивными
представлениями о справедливости
и несправедливости, которым их никак
нельзя было научить к этому возрасту.
В эксперименте психолог в качест-
ве приза выдавал детям картинки:
в «справедливом» варианте по две,
в «несправедливом» одному три, а дру-
гому — всего одну. Если их награжда-
ли поровну, оба были довольны, а если
нет — обделенный малыш всегда вы-
ражал обиду, а обладатель трех кар-
тинок — радость. При этом малыши,
которым достались лишние картинки,
всегда находили логическое оправда-
ние неравного дележа, пусть и прими-
тивное. Один, например, объяснил, что
изображение на дополнительной кар-
тинке напоминает его родителей. Не
правда ли, такая модель поведения по-
рой напоминает взрослые «игры» —
с той лишь разницей, что с возрастом
люди приводят более изощренные оп-
равдания несправедливости? Но «мо-
ральный орган» все равно работает
не останавливаясь. Просто, если того
требуют наии эгоистические побужде-
ния, к делу подключается логическая
система разрешения противоречий.
Вот
простые тестовые
ситуации
для оценки действий эгоистичного
Homo economicus, на которые прак-
тически все люди реагируют одинако-
во. I) Магазин поднимает цену на ло-
паты во время обильных снегопадов.
2) Владелец квартиры повышает аренд-
ную плату, когда узнает, что съемщик
нашел поблизости хорошую работу
и не захочет переезжать. 3) Магазин ус-
танавливает высокую цену на популяр-
ную модель, когда резко подскакивает
спрос на нее. 4) Предприниматель, у ко-
торого дела идут неважно, урезает зар-
плату рабочим. 5) Владелец двух оди-
наковых квартир сдает одну по более
высокой цене, потому что нужно сроч-
но ремонтировать фундамент дома,
в котором она находится. Во всех случа-
ях результат действия — экономичес-
кая выгода, получение которой и есть,
собственно, цель Н о т о есопоггнсиБ.
Но действия его люди оценивают не-
одинаково. Первые три способа полу-
чения прибыли все воспринимают как
несправедливые, последние два —
как приемлемые. Значит, трех первых
предпринимателей ожидало бы обще-
ственное осуждение, а два последние
нашли бы понимание. В ограниченных
сообществах (до 150 человек) порица-
ние окружающих может сдерживать
эгоизм предпринимателей и жадность
тех, кто пользуется общими благами.
Этнографические исследования и эко-
номические игры ясно показывают, что
в маленьких группах от плохих поступ-
ков людей удерживает боязнь осмея-
ния и позора. А вот в крупных и обез-
личенных социумах общественного
порицания явно недостаточно, и тут
подключается закон, определяющий
наказание. В обществах с кодифициро-
ванной моралью возникает психологи-
ческое противоречие: человек как бы
получает право ориентироваться толь-
ко на юридические нормы и игнори-
ровать моральные. Однако естествен-
ная нравственная основа не умирает
и здесь. Поэтому возникли различные
социальные институты, которые помо-
гают разрешить конфликты с «внут-
ренней моралью»: благотворитель-
ность, религиозность, экономическое
влияние, сужение круга общения, из-
бирательная восприимчивость к ин-
формации. Все они призваны восста-
новить гармонию между различными
блоками человеческой психики, кото-
рая сильно страдает в нашем неспра-
ведливом мире.
^
1
C возрастом люди приводят
более изощренные оправдания
несправедливости.
1 2 4
H a rva rd B u s in e s s R e vie w — Р оссия I Я н в а р ь — ф е вр а л ь 2 0 0 9 I h b r-ru s s ia .ru
предыдущая страница 123 Harvard Business Review Russian 2009.01 читать онлайн следующая страница 125 Harvard Business Review Russian 2009.01 читать онлайн Домой Выключить/включить текст