кмнгл • Если ?ы такой богатый, то почему неумный?
сигнал «покупать» — ведь рано или
поздно биржевой индекс опять начнет
расти. Если мы рассмотрим пример
США, то выяснится, что какой бы двад-
цатилетний промежуток мы ни взяли,
инвестор, вложившийся с самого нача-
ла, в конце оказывался в выигрыше,
пишут экономисты Элрой Димсон, Пол
Марш и Майк Стонтон из Лондонской
школы бизнеса. Но ведь это типичный
парадокс выживших: на самом же деле
из 16 проанализированных фондовых
рынков, которые без перерывов функ-
ционировали на протяжении всего
XX века, еще только три смогли пов-
торить американское чудо. Японско-
му фондовому индексу Nikkei 225 не
столь повезло: в конце 1980-х он дости-
гал отметки 38 915, напоминает в не-
давней статье журнал The Economist,
а в 1994- м упал до 21 000. Биржевые
аналитики говорили об отличной воз-
можности покупать. Сейчас он упал до
17 000. А ведь были еще ходившие в фа-
воритах у инвесторов начала XX века
Россия, Китай и Германия. В начале
1980-х казалось, что Советский Союз ве-
чен; однако правы оказались не анали-
тики всевозможных ЦРУ и Пентагонов,
а диссидент Андрей Амальрик, пред-
сказавший распад СССР.
Применительно к фондовому рынку
вывод Талеба прост: не увлекайтесь.
Помните, что степень неопределенно-
сти крайне велика, а тенденция — вещь
крайне обманчивая; учитывайте воз-
можность редких, но катастрофических
событий. Будьте осторожны и консерва-
тивны, как единственный положитель-
ный персонаж книти — трейдер-фило-
соф по имени Нерон, alter ego автора.
Получив диплом Кембриджа по антич-
ной литературе. Нерон пошел было
в докторантуру Чикагского универси-
тета по кафедре статистики, но, почти
написав диссертацию, передумал —
и поступил на философский факультет,
затем сделал карьеру на бирже и ско-
лотил небольшое состояние. Друже
были более агрессивны — они зара-
батывали в разы больше, но рано или
поздно слишком поверили в свое «ис-
кусство» — и потеряли все. Нерон же
работает полчаса в день, а в остальное
время читает книжки. В конце книги,
впрочем, мы узнаем, что и он забылся:
устав от лондонских пробок и поверив
в свою способность контролировать
события, Нерон получил права на уп-
равление вертолетом и разбился.
«В незапамятные времена перво-
бытный человек как-то почесал нос —
и сразу же полил дождь. Человек стал
вспоминать, как именно он двигал
пальцем, когда призвал воду с небес.
Так же и мы связываем экономическое
процветание со значением процентной
ставки, установленной Федеральной
резервной системой, а успех компа-
нии — с приходом нового гендиректо-
ра», — пишет автор. Древние римляне
говорили: Post hoc non est propter hoc
(«После этого не значит вследствие
этого»), но люди до сих пор так и не
усвоили эту простую истину.
В заключительной части книги автор
дает рецепты, как уберечься от соблаз-
нов простых выводов — многие из них
были известны и древним. Одиссей
приказал команде заткнуть уши воском,
а самого себя привязал к мачте, чтобы
сирены не могли увлечь их в пучину.
Так и в бизнесе: не надо послушно
делать то, что подсказывает нам так на-
зываемый здравый смысл — он часто
оказывается ложной эвристикой.
Полностью избавиться от этих абер-
раций не удавалось никому и никогда,
но, зная человеческую предрасполо-
женность к ошибкам, можно всякий
раз, когда вы собираетесь вновь их сде-
лать, поймать себя за руку и спросить:
«Откуда ты это знаешь?» Если ваш от-
вет: «Из собственного опыта», — пом-
ните, что он ограничен. Если: «Из те-
ории», — знайте, что любая теория
остается истинной лишь до тех пор,
пока ее никто не опроверг.
Книга Талеба особенно актуальна се-
годня именно в России. До последнего
времени хотя бы теоретически допус-
калось, что возможно резкое падение
цен на нефть, способное нанести удар
по российской экономике. Сейчас, од-
нако, никто всерьез не рассматривает
такой сценарий. Аналитики и стратеги,
над которыми так издевается Талеб,
уверяют нас, что «нынешние цены —
это навсегда», что дешевле $40 за бар-
рель нефть не может стоить физически
и г. д. Соответственно, пропали и пос-
ледние намеки на осторожность, а не-
определенность как аналитическая
категория исчезла из российской дейст-
вительности. Компании не обсуждают
больше, будет ли расти российский ры-
нок, — они думают, лишь как захватит ь
максимальную долю в будущем росте.
Власть и аналитики не обсуждают
больше экономическую политику —
они дискутируют о том, как потра-
тить будущие миллиарды. При этом
парадоксальным образом проявления
неопределенности во внешнем мире,
например ипотечный кризис в США,
только укрепляют нашу уверенность
в собственной неуязвимости: ослабле-
ние США, мол, в перспективе делает
Россию более привлекательной. Все
это, конечно, крайне опасно: чем силь-
нее эйфория, тем больнее будет па-
дать — а падать, как напоминает нам
Талеб. приходится всем и каждому. ^
Помните, что тенденция — вещь крайне
обм анчивая, и учиты вайте возм ож ность
редких, но катастрофических событий.
106
Harvard Вимпсу. Review Россия
предыдущая страница 109 Harvard Business Review Russian 2007.12 читать онлайн следующая страница 111 Harvard Business Review Russian 2007.12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст